Рагнар

Впечатления о Купале под Малоярославцем.

Время! Время! Время! Когда подходит время Купалы, то основной темой дискуссии каждый раз из года в год становится один простой вопрос: когда её правильно с точностью до часу проводить?

Острота прений достигает такого накала, что даже Свифт с его жалким Блефуску нервно грызёт ногти в сторонке. Естественно, большинство считает, что Купала – это само солнцестояние и требует (в основном от других) чтобы обряд проводился именно в тот день, который астрономически самый длинный в году. Он, кстати, бывает в разные дни календаря – то в 20 число, то в 21. Имелся опыт проведения и именно в этот день. Однако, на мой взгляд, не самый удачный и успешный в плане благополучности. Вероятно, что сия высшая точка солнцестояния обладает такой особенностью, что проведение обряда на неё требует некоторой большей вовлечённости, нежели чем просто чувство сопричастности. Вероятно, стоит оставить именно этот день для жрецов, волхвов и личных радений, а не для массовых обрядов. Это моё личное мнение.

Что касается сегодняшней Купалы, то её проведение совпало с первым полно��унием после солнцестояния.… И это сказалось весьма хорошо.

Я в этом году ехал без жены, которая не могла оторваться от работы. А что поделать – тут такая работа, что или пусто или густо. Вот пока густо – приходится бегать с черпаком и вычерпывать всё что есть.

Ехал с Олегом из Питера, с которым мы сдружились уже несколько лет назад. Он взял ещё одного товарища и где-то ближе к полуночи, добравшись до меня, выдвинулись в сторону Малоярославца. Калужское шоссе, несмотря на время, было забито напрочь. Причём на выезд. Встречка была практически всю дорогу пустая, чем не преминули воспользоваться многие из выезжавших. В районе половины второго мы были уже рядом с Игнатьевским. Там в течение двадцати минут пытались встретиться с другой машиной из Питера, на которой народ ехал в первый раз и знал дорогу только до моста (питерских, кстати, в этот раз было много – как минимум четыре разных компании). После того, как скинули им координаты по GPS  (вот она цивилизация) – встретились и проводили до места. На этот год крупным щебнем засыпали две канавы по пути (одну практически вровень с землёй), так что даже для малолитражек никаких сложностей с прибытием на место не возникло.

Суровая охрана преградив путь стребовала и получила положенную мзду за прибытие и мы тут же в потёмках начали аккуратно выруливать в сторону лагеря, дабы никого не зацепить. На дороге повстречали Богумила, который по доброте душевной подсказал нам куда лучше встать. Так и сделали – подъехали к флагштоку, увидели полотнища Велесова круга и нашей группы «Вконтакте» – там и расположились. Впрочем, располагались мы не очень быстро – до самого рассвета – часов в четырёх ставили палатку, раскидывали вещи, переодевались, пили чай и делились первыми впечатлениями. Потому, прошу не сердиться на нас тех, кому мы невольно помешали в ту ночь выспаться.

Ночь прибытия ознаменовалась с одной стороны туманом, который обволок практически все окрестности, а с другой – живительной прохладой, которая, я бы сказал, была даже с холодком, потребовавшим одеть поверх майки ещё и куртку. Это было отрадно на фоне душного и знойного дня. Быстро перездоровавшись со всеми, кто не спал, мы сами улеглись дрыхнуть. Ночью нас убаюкивали своим пением разные птахи лесные и луговые. Ну и мошкара стучалась к нам в палатку, но решили не пускать.

Меня разбудила жара и желание больше не спать. Народ в лагере уже встал по большей мере, так что для себя я поставил задачу найти место, где мы будем столоваться и запастись дровами. Первую задачу решили просто – присоседились к ближайшему огню. После чего сходил и приволок дров из леса, благо, что распила и сушняка всё же было в достатке, несмотря на то, что народ обитал здесь уже с понедельника. Как оказалось, вчера, то есть в вечер на шесток, как и было, оговорено проводились имянаречения. И их прошло более тридцати. Настолько, что даже сбились со счёта и сказать сорок посчитали неуместным лишь из-за скромности. Тем временем, Олег начал готовить свою знаменитую (с прошлой Купалы) похлёбку, в чём я, по мере сил и слабых способностей к кулинарии старался способствовать. Основная дискуссия развернулась по поводу того сколько класть тушёнки. Сначала остановились на трёх, но по ходу действия добавили ещё одну. В результате поели сами, накормили соседей и даже малышей, которые приехали с родителями. Похлёбку Олегову хвалили все – и мал и стар. Ну и сами мы не только усы в ней мочили – хлебали полной ложкой. В итоге восемь литров ушло до ночи.

Начался сбор Купальца, а мы, собравшись рванули в Малоярославец, рассчитывая докупить по быстрому мяса, чтобы было что поесть, воды, чтобы попить и дозаправиться, чтобы было чем уехать потом без спешки. Рассчитывал приехать через час и присоединиться к установке Купальца, ибо по опыту прошлых лет знал, что действие сие обычно не меньше двух-трёх часов идёт. А тем более тут жара такая. Ан нет, вот, накоси, выкуси – по приезду оказалось, что уже всё установлено! Впервые за всю историю моего участия в Купальских празднествах купалец был собран за час времени и я не успел в этом поучаствовать. Удивился скорости, порадовался слаженности, огорчился своей безучастности. Не приложиться к тасканию древ для Купальца – это всё равно, что для молодого и неженатого не быть целованным в купальскую ночь красной девицей.

При въезде на место показали мне местного сотрудника ФСБ, который приехал посмотреть ка�� тут у нас дела по долгу службы. Познакомились, поговорили. Оказалось, что старый оперативник, с которым общались в прошлые разы уже ушёл на повышение, а новый тут в первый раз. Претензий он никаких не имел, был удивлён хорошей организацией, отсутствием пьяных и просто выпивших на всей территории, а также тем, что так много малых детей с родителями. По его словам, отзывы о нашем мероприятии он слышал от всех только положительные и теперь решил, получив возможность, удостовериться в этом самому. Положительный образ – это хороший стратегический задел, который может и не скажется каким-то значимым образом именно в этот день, но в будущем может сыграть хорошую роль в нашем движении по возрождению интереса к Русской Традиции. Как потом говорили охранники, оперативник остался на всю ночь, смотрел за действием, никому не мешал и не высказывал никаких претензий. То и ладно. Было бы у всех и всегда так – половина бы проблем и претензий была бы снята. На мой взгляд, отношения местной власти в районе проведения Купалы и организаторов мероприятия нелишний раз показывают, что нормальный диалог и взаимное уважение возможны и более того, на долгосрочной основе. Это, несмотря на то, что наличие кляуз от «конкурентов» из наших же рядов имело место быть. Ну да ладно, пусть того, кто сии кляузы возводил они же и поразят вернувшись (благо, что кому надо тот знает кто это был). А мы своё дело продолжим также уверенно и спокойно.

Закупались мы, к слову, в местной «Копейке», которая хоть и не блистала широтой ассортимента, но качеством продукции отличалась отменным. Маринованное мясо было выше всех похвал. На обратном пути у Олегова «гелика» на какой-то кочке оторвалось одно из креплений глушака, что задало дальнейший алгоритм на составление маршрута обратного пути.

Вернувшись, слушали спевки девичьи, о которых стоит сказать также отдельно. В первую очередь необходимо поблагодарить обрядовый хор «Белый Камень»: Татьяну Абросимову, Надежду Холмогорову, Василия Бутрова и других, а также Светлану из Обнинска – в спевке участвовало более 50 девушек! Такого количества и слаженности не было ещё никогда. Голоса их разносились благолепно на всё поле и далеко за его пределы.

Далее собирали уже начисто «веретено» для добывания огня. И тут тоже не обошлось без «чудес». Положили вниз основу из сосны, чтобы помягче была, ан нет – дымить начала не она, а верхняя планка из дуба. Решили, что будь как будет, и оставили так.

Торг шёл полным ходом, было много изделий из кожи хорошего качества, металлического литья, украшений, шитья, книг, резных изделий. Была даже маленькая кузница с мастером, который ковал цветы краше тех, что в цветочных ларьках на продажу. У Бахаря купил чур, у других – пояс, подвеску, браслет. Жена будет довольна. У Лихобора – монетку в одну копейку 1700 года. В этом году водой и квасом торговли не было, зато были вкусности – орехи, ягоды, сласти всякие. Как шли, не знаю – но судя по тому, что народ толпился – брали. Ворон следил за покупателями, а совушка важно расхаживала по вешалке с одёжкой. Взяли также вкусное сусло у Велидора, которое потом ушло всё в кофе и было очень кстати.

Молодцев созвали на молодецкие забавы – биться и тешиться, рядом с нами готовили коло для скатывания в реку. А через некоторое время Озар Ворон собрал народ на лекцию у Купальца.

Жара чуть спала в этот день, благодаря тому, что небо слегка заволокло облачками, но обойтись без речки и купания было практически невозможно. Спуск к реке был обустроен получше, чем в прошлом году и народ пользовался возможностью окунуться постоянно. Радости это приносило всем, а уж тем более детворе.

К этому времени все уже были готовы и настроены на полноценное участие. Сначала столпились у «веретена», где уже выстроилась очередь из крепких мужей, желающих своим рвением и трением добыть живой огонь. Не знаю, удалось ли поучаствовать всем желающим, потому что огонь тоже не оставил нас без чуда – пакля, которую держал Богумил у верхнего края веретена загорелась, вспыхнув уже через пять минут. Было это настолько неожиданно, что народ, столпившийся вокруг, без всякой команды взвыл восторженным рёвом и славлением Огню. Ретивость и резвость народа в добывании огня была настолько напористая и успешная, что даже бывалые люди не припомнят такого быстрого и успешного добывания огня как этот.

После добывания огня все двинулись через зелёные воротца к капищу. У ворот встречали всех песнями девицы красные. Вот у них можно подтвердить, сколь много народу было в тот день, ибо, как потом говорили они, что так долго петь им ещё не приходилось никогда в жизни.

На капи уже ждали жрецы. Народ ещё долго вытягивался вокруг, я, стоя с краю пытался вести счёт присутствующих, но досчитав с другого окончания до середины капи и сбившись пару раз после двухсот двадцати двух решил, что всего стояло в кругу вместе со жрецами около четырёх с половиной сотен народу. Фотографов было около десятка и три видеооператора. Несколько раз приходилось просить людей не стоять прямо за чурами, объясняя почему и отчего (вероятно, в ближайшее время напишу об этом подробнее – своего рода уклад поведения у капи). Славления шли долго, люди охотно подхватывали речения, и громогласное эхо разносило их вокруг и высь до самых небес, благосклонных к нам.

После славлений были мистерии с Ярилиной куклой и берёзкой, в коих я по своему статусу счастливого женатого человека уже не участвовал, а потому ничего вам об этом не расскажу. Однако визги и задорные вопли были мне слышны даже из лагеря, где мы сидели и пили кофе в кругу таких же умиротворённых семейной жизнью мужей.

Сам Купалец стали жечь еще, когда солнце было у кромки окоёма. И до тех пор, пока оно, светлое не скрылось за ним, Купалец был «мёртв» и не  отзывался на наши мольбы и просьбы разжечься. Но стоило последнему лучу дневного светила укрыться за кромкой леса как тут, же вспыхнул свечой, разнеся по округе свет нового, рождающегося в наш мир бытия. Трижды раскручивали хоровод, трижды восславляли огнь и трижды вспыхивал с новой силой купалец наш. На третий раз вспыхнула верхушка его и весь он, объятый пламенем, стал гордым символом сегодняшнего действа и восхищения всех присутствующих.

Зажгли от него коло мы и несли на капь, откуда наше коло катили к реке и бросали в неё. И было так, что огонь, зажженный нами в небесной стороне «веретена» на колесе остался гореть, так как верхушка оного не утонула, а осталась самым малым краем на поверхности водной. И от этого огня, прошёдшего три стихии по земле, воздуху и воде мы зажгли огни свечей своих, кои пускали по воде, чтобы исполнились желания наши. От свечи к свече передавали мы огонь этот и каждый стал частью того огня, что был у каждого из нас. Девы пускали венки, гадая на суженого, а мужи бросались в реку, пугая и стращая особо нежных особ.

Далее были игры для девиц и мужей, в которых я опять же не участвовал, а потому ничего не скажу о них, ибо вместо них мы, как мужи опытные и умудренные занимались истинно мужским делом – готовили мясо и ели его у костра, делясь рассказами о жизни и бытие своём. Познакомились со многими людьми, которых до этого знали лишь по сети или не знали вообще.

Ночью люди пели песни, водили хороводы, искали цветок папоротника. Было много тех, кто прибыл впервые. Их можно было отличить по восторженному блеску в глазах настолько яркому, что бывает у младенца, когда тому впервые устраивают праздник. Вообще сложилось впечатление, что эта Купала была самой удачной в плане атмосферы как внутренней, так и внешней. И ладно всё шло, без запинок и задержек. И порядок был. И красота душевная.

Ехали обратно с лёгкостью необыкновенной на душе и умиротворенностью в сердце.

В общем, я там был, чай пил, по усам текло, но всё в рот попало до единой капли. А кто не был – мои соболезнования.

Рагнар Хорс

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • LiveJournal
  • Блог Я.ру
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Мой Мир
  • Блог Li.ру
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Add to favorites
  • Blogger
  • Print

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>